суббота, 6 октября 2018 г.

Как избавиться от бедности.

Пошаговая инструкция
Никогда не забуду Пасху 1964 года. 
Мне тогда было 14 лет, младшей сестре Оси – 12, а старшей, Дарлин – 16. Мы жили с мамой, и все четверо неплохо научились доволь-ствоваться малым. Отец умер пять лет назад, оставив мать с семью детьми и совершенно без средств к существованию. К 1964 году старшие сестры повыходили замуж, а братья уехали из дома.

За месяц до Пасхи наш пастор объявил, что церковь собирает особое пасхальное пожертвование для одной бедной семьи. Он попросил всех откладывать деньги на пожертвование и проявить щедрость.

Дома мы обсудили, что такого можем сделать, чтобы помочь этой семье. Решили, что этот месяц проживем на одной картошке – сэкономим двадцать долларов на питании – и пожертвуем. Можно еще сэкономить на электроэнергии, если, как можно меньше зажигать свет и не слушать радио.

Старшая сестра набрала работы по уборке домов и дворов, а мы, младшие, нянчились с соседскими детьми – тоже подрабатывали. На пятнадцать центов можно было купить веревку, сплести из нее три прихватки и продать по доллару за штуку. На таких прихватках мы заработали двадцать долларов.

Это был самый замечательный месяц в нашей жизни. Каждый день мы пересчитывали, сколько скопили. Вечерами сидели в потемках и дружно представляли, как обрадуется эта бедная семья деньгам, собранным церковью. У нас в церкви было человек 80, и мы решили, что, сколько бы мы ни собрали, общая сумма точно будет раз в двадцать больше. Тем более, каждое воскресенье пастор напоминал всем о пасхальном пожертвовании.

За день до Пасхи мы с Оси пошли в магазин и обменяли всю нашу мелочь на три новенькие двадцатидолларовые купюры и одну десятидолларовую. Мы неслись домой во весь дух, чтобы скорее показать их маме и Дарлин. У нас никогда раньше не было столько денег. От возбуждения мы едва уснули. Что с того, что на Пасху у нас не будет новой одежды? Зато у нас есть целых семьдесят долларов на пожертвование! Мы не могли дождаться, когда пойдем в церковь.

Воскресным утром дождь лил, как из ведра. Зонтика у нас не было, а до церкви надо было идти пару километров, ну и что с того, что мы промокнем до нитки? У Дарлин в туфлях дырки были закрыты картонными стельками. Картон весь размок, и она промочила ноги. Но мы сидели в церкви очень довольные.

Я услышала, как подростки перешептываются про нас, что, мол, девчонки Смитов опять в своих старых платьях. Я посмотрела на них, одетых с иголочки, и ощутила себя такой богатой! Когда собирали пожертвование, мы сидели на втором ряду. Мама положила десятидолларовую купюру, а каждая из нас, девочек, по двадцать долларов. Всю дорогу домой из церкви мы пели.

За обедом мама преподнесла нам сюрприз. Оказывается, она заранее купила дюжину яиц, и мы сварили пасхальные яйца к жареной картошке! А потом к нашему дому подъехал пастор. Мама открыла дверь, минутку поговорила с ним и вернулась с конвертом в руке. Мы спросили, что там, но мама не сказала ни слова. Она открыла конверт – и из него высыпалась куча денег. Три новенькие двадцатидолларовые купюры, одна десятидолларовая и семнадцать – по доллару. Мама спрятала деньги обратно в конверт.

Мы сидели молча, уставившись в пол. Еще минуту назад мы чувствовали себя миллионерами, а теперь – нищим белым отребьем. Мы, дети, жили так счастливо, что нам было жалко всех, у кого не было таких, как у нас, мамы с папой, и дома, полного братьев, сестер и других детей, которые постоянно толклись у нас в гостях. А как весело было делить между собой столовые приборы, которых на всех не хватало, и каждый вечер загадывать, что тебе попадется сегодня: ложка или вилка! Ножей было всего два, и мы передавали их друг другу по мере необходимости. Я знала, что у других есть много всего такого, чего у нас нет, но мне и в голову не приходило, что мы - бедные.

В тот пасхальный день я узнала, кто мы такие. Пастор принес нам деньги для бедной семьи, значит мы, должно быть, бедные. Быть бедной мне не нравилось. Я посмотрела на своё платье и поношенные туфли, и мне стало так стыдно, что сразу расхотелось ходить в церковь. Там же, наверное, все уже в курсе, что мы бедные! Я училась в девятом классе и была лучшей из ста учеников. Я подумала: интересно, а ребята в школе знают, что мы бедные? Пожалуй, можно бросить школу: восемь обязательных классов у меня уже есть… Мы долго сидели в тишине.

Всю следующую неделю мы, девочки, ходили в школу, возвращались домой и друг с другом особенно не разговаривали. Наконец, в субботу мама спросила, что бы мы хотели сделать с деньгами. А что делают с деньгами бедняки? Откуда мы знаем. Мы же раньше не подозревали о своей бедности.

Идти в церковь в воскресенье совсем не хотелось, но мама сказала, что надо. Хотя день был солнечный, по дороге мы молчали. Мама начала было петь, но песню никто не подхватил, и она остановилась после первого куплета.

В церкви проповедовал миссионер. Он рассказывал, как в Африке верующие сами лепят кирпичи, обжигают на солнце и строят из них здание для своей церкви. Но на крышу нужны деньги. Сто долларов достаточно, чтобы покрыть крышей одну церковь. Пастор спросил: «Не могли бы мы все пожертвовать, чтобы помочь этим бедным людям?»

Мы переглянулись и улыбнулись – первый раз за эту неделю. Мама открыла сумочку и достала конверт. Она передала его Дарлин, Дарлин — мне, а я — Оси, и та положила его в пожертвования.

Когда деньги подсчитали, пастор объявил, что cобрали чуть больше ста долларов. Миссионер очень обрадовался. Он даже не ожидал такого пожертвования от нашей маленькой церкви. Он сказал: «Наверное, среди вас есть богатые люди!»

И вдруг нас осенило! Из этих «чуть больше ста» 87 долларов положили мы. Так мы и есть та самая богатая семья из нашей церкви! Так ведь сказал миссионер?
С этого дня мы никогда больше не были бедными!
Любовь в возрасте?
"Любовь... она, как человек
Рождается, растет, стареет...
Ей тоже свой отпущен век,
И век Любовь прожить сумеет...

Но почему, скажите мне,
Мы можем пережить морщины
На человеческом челе,
Но не простим Любви седины?...

Не понимаем, что она
Стареет, горбится, хромает,
Не так уж ветрено юна...
Но все-равно - не умирает!...

И также, как любой старик,
За жизнь цепляется в надежде!...
Не важно, что усталый лик,
И нет уже амбиций прежних...

Она все та же! Но мудрей,
Спокойнее и постоянней...
Приходим мы учиться к ней,
Не замечая расстояний...

Ты береги и уважай
Уставшую Любовь, простую,
Завернутую бабски в шаль,
Но все такую-же живую!...

Люби ее, свою Любовь!
Рассматривай на стенке снимки,
Те, на которых вновь и вновь
Вы, молодые, с ней в обнимку!...

Где так и светятся глаза...
Где молодость родит желанье...
Любовь не поезд, а вокзал...
Ты не маши ей на прощанье!..."
Вера Грин
Приглашаю еще на один блог "НЕБЕСА НЕБЕС"
Вам понравилось сообщение? поделитесь с друзьями в соц.сети. Спасибо.

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете, КАК? Очень просто!
- Нажмите на стрелку рядом с окошком Подпись комментария.
- Выберите Имя/URL (это лучше, чем анонимно)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой.
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели
- Нажмите Публикация
Спасибо вам!

2 комментария:

Ваши комментарии вдохновляют. Спасибо.
Если хотите получить ответ на ваш комментарий, поставьте "галочку" возле "Отправлять уведомления"... и вам на почту придет ответ