вторник, 8 августа 2017 г.

Свидетельство из тюрьмы

 Мир Вам, дорогие братья и сёстры!
С огромной радостью прочёл очередной выпуск газеты «Эмигрант», кото-рую не так часто, но всё-таки имею возможность получать, и счёл необходимым поблагода-рить не только Романович Михаила, брата в Господе, периодически высылаю-щего мне эту газету, но и всех Вас, кто трудится над этим изданием. Огромное Вам спасибо!
    
Находясь больше десяти лет в тюрьме, я всё твёрже убеждаюсь в том, что истина всегда беззащитна, но и непобедима! Она существует сама по себе и не требует международного признания, мобилизации вооружённых сил для навязывания личных взглядов, а просто существует, как мерило духовное.
    
Ещё лет шесть назад, когда я ходил широкими путями, любая религиозная литература вызывала во мне неоднозначные чувства. Читая свидетельства людей, как они поверили в Бога, а после, как Он изменил их жизнь – всё это мне казалось, мягко скажем, каким-то мифическим. Смущал только один момент: все эти люди были совершенно разными – от старого арестанта с образованием «тридцать лет тюремной школы», до интеллигенции – профессора, учителя, работники спецслужб..
И все они, как один, взахлёб пытались передать свои ощущения от пережитой встречи с Господом, любым способом рассказывая обо всём, что произошло с ними после. Безусловно, каждая человеческая история была интересна и несла определённую смысловую нагрузку. Но вот, чтобы поверить после этого в Бога, о Котором, стоит сказать, я слышал с самого раннего детства от своей верующей бабушки, было как-то маловато. К моему сожалению, такая пренебрежительность к слову и определённым жизненным ситуациям, стоила мне очень и очень дорого. Только в вечности я найду ответы на многие свои вопросы, а сейчас я один из тех, кто вынужден провести остаток своей жизни в тюрьме. И если мне удастся прожить оставшееся время, неся Слово Божие таким же, погибающим в сетях греха, каким был я, то на большую награду здесь на земле, я не могу рассчитывать.
     
Моё имя Денис, мне 32 года. Родился и жил в г.Минске (Беларусь). Вся моя прошлая жизнь была поделена на две части. В первой её половине – полноценная семья, материальный достаток, учёба, спорт... Во второй – потеря семьи, неизлечимый диагноз, криминал и, итог – тюрьма.
     
Впервые оказавшись в чужом для меня мире, приходилось учиться жить заново. Хотя я и сам не понимал, зачем всё это надо, когда и так обречён... Но всё равно жил. Правда, уже без смысла.
     
Когда человек впервые слышит о своём неизлечимом заболевании и прогнозах о том, что живут с подобным диагнозом максимум 10 лет, каждый  воспринимает это по-своему. В моём случае страх незаметно перешёл в стадию безразличия, а вместо смысла жизни – простое любопытство. Я стал, как бы наблюдателем жизненных течений со стороны, лишь изредка окунаясь в этот омут, чтобы внести и свой некий вклад.
     
В первом случае за подобный «вклад» я получил условный срок и вышел на волю уже совершенно другим человеком, с другими взглядами, убеждениями, идеями. Мой новый круг общения был весьма разнообразным, но в большинстве своём – люди близкие по духу и интересам. Как правило – криминальным. Ходя по краю пропасти и попутно теряя близких людей, которые были молоды, сильны, и в определённом смысле успешны, - от запаха гвоздик и безутешных слёз их родственников, меня уже в буквальном смысле тошнило. Но после очередной свечи «за упокой усопших», я сызнова возвращался к прежнему.... Хотя поводов для переосмысления жизни было более чем достаточно.
     
В 2001 году, после случайной драки и ножевого ранения, я перенёс клиническую смерть. Вопреки всему, выжил. Придя в себя, я впервые за долгое время начал смотреть на жизнь открытыми глазами. Были мысли о Боге. Вспоминал всё то, о чём слышал в детстве от бабушки, и даже мысленно пообещал Ему - если выберусь из этой больничной палаты, обязательно изменю свою жизнь! Но вместо этого, я завязал глаза. «Во что вас бить ещё, продолжающие своё упорство?» (Исаия 1:5). Воистину, это слова Бога были обращены ко мне. Выйдя за пределы больницы, буквально через час, я уже ехал к очередному обрыву.
     
Свой второй срок, четыре с половиной года, я отбыл полностью. Я не искал снисхождения администрации колонии и не стремился к досрочному освобождению. Всё это связывало и лишало той внутренней свободы, которая позволяла прямо смотреть в глаза любому, кто в силу определённых обстоятельств считал тебя за «недочеловека», лишённого права на любые притязания собственного голоса. Цена такой внутренней свободы измерялась в сутках изоляции, месяцах однообразия и годах подорванного здоровья. Но только в такие моменты можно познакомиться с самим собой поближе, и узнать настоящую сущность всего человеческого разнообразия и потенциала. Я никогда не считал себя верующим человеком. Но в трудные минуты, как ни странно, подсознательно всегда взывал к Богу. А Он, как добрый волшебник, всегда отогревал меня и исполнял все мои желания. Мне до сих пор безумно стыдно перед Ним за свою слепоту и алчность, с которой я поглощал Его благодать и дарованные возможности изменить свой путь.
     
Расплата за подобную беспечность и пренебрежение не заставила себя ждать. Вдохнув свежий воздух свободы и выбросив тюремную робу в ближайший мусоропровод, я снова мчался на встречу чему-то новому, не веря в то, что этим новым будет практически конец моего земного странствования.
     
2006 год стал ключевым. Попав в автомобильную аварию, из трёх человек, находящихся в машине, выжил я один. Находясь в тот период времени в международном розыске, живя под другим именем в другой стране, я в бессознательном состоянии был доставлен в одну из больниц Краснодарского края. Четверо суток комы. Придя в себя, ещё некоторое время окутанный по рукам и ногам разными датчиками, капельницами, и дыша через специальную маску, я проматывал в памяти всю свою жизнь. Ни боли, ни эмоций, ни-че-го! Сплошная пустота. А на вопрос: как всё-таки разорвать этот порочный круг? - только звон в ушах и истошный внутренний крик. С этого крика я понял одно: не уйду сейчас – снова посадят. Добравшись до телефона и позвонив приятелю, спустя какое-то время я уже  мчался в машине к своей главной ошибке в жизни. К сожалению, из услышанного звона и внутреннего крика, я опять сделал неправильный вывод.
     
Дальнейшие события развивались стремительно быстро. Города, люди и отдельные эпизоды, из-за бешеного ритма жизни, сливались в одну общую массу. Оглядываясь назад, я понимаю, что скорее всего, это моё состояние было подобно некой агонии, когда власть над тобой берёт сатана. Финал закономерен. Полумрак, липкий и удушливый запах подвала, где даже стоящие на посту контролёры разговаривают полушёпотом. Да – спец коридор исполнительной тюрьмы. Слева за стеной – смертники (приговорённые к расстрелу), а справа – такие же обречённые на остаток проведённых лет в тюрьме, как и я. А в голове крутится только один вопрос: кому повезло больше: мне или тем, кому ждать осталось уже недолго!? Первая ночь в этом новом подземном мире была, естественно, бессонной. Утро, наступившее вопреки моему желанию, принесло с собой чувства, нет, не раскаяния, а обиды, зла и ненависти на весь окружающий мир. Ещё больше ожесточившись, я категорически отказывался от любых бесед с тюремным священником, который периодически посещал нас и приговорённых к расстрелу. В моих глазах он был одним из тех, кто меня охранял и изредка допрашивал. Конечно, всего не вместить в одном этом рассказе и не передать всех оттенков того ужаса, очевидцем которого является каждый участник данного процесса. Сейчас уже поздно молиться о тех, кто так и не приняв в своё сердце Христа, последний раз переступил порог своей тюремной камеры. Но у меня ещё, слава Богу, есть время для молитв за тех, кто ещё ждёт, и тех, кто принимает непосредственное участие в исполнении приговоров. Пусть Господь коснётся их сердец и изменит сознание!
     
По прибытию к основному месту отбывания наказания, в моей душе ничего не изменилось. Я упрямо шёл широкой дорогой. Правда, здоровье начало вносить свои коррективы, и сил для «личных подвигов» с каждым днём оставалось меньше.
     
Ввиду специфики наказания, мой круг общения был небольшой. Практически в каждой камере царила атмосфера отчаяния, бессмысленности существования и подавленности. Но и среди всего этого мрака находились люди не сломленные приговором и продолжающие жить не по инстинктам.
     
Год за годом происходили события, которые так или иначе, буквально ткнули меня носом в направлении Того, Кто один мне был нужен. Я стал замечать, что всё больше мои мысли сводились к Богу, долгим ночным монологом с Ним,- в конце концов – поиском Его. Я чаще начал задумываться о том, есть ли что-то после смерти? Есть ли надежда на какую-то будущность? Мне хотелось верить, что всё, о чём я когда-то слышал от верующих людей о их Боге, который воскрес, всё это правда. Но как взять и поверить, просто поверить, как ребёнок своим родителям, я ещё не понимал. Прочитав впервые Новый Завет, а затем и Ветхий, я вообще потерялся.
     
Мне понравился  Иисус, я был восхищён Им, и ещё долго находился под впечатлением Его Личности. А вот Бог Ветхого Завета для меня оказался суровым, если не сказать больше. Но главное заключалось уже не в этом. У меня появился неподдельный интерес к Слову Божьему! И чем глубже я вникал в суть, тем больше мне хотелось во всём разобраться. Как-то незаметно я втянулся не только в изучение Библии, но и появилось желание познакомиться с кем-нибудь из зрелых христиан, кто бы помог разобраться в написанном. Таким образом Господь уже начал Свою работу в моём сердце, пока окончательно его не переплавил.
      
После покаяния я на личном опыте убедился в том, о чём мне говорили много лет подряд со страниц разных религиозных изданий и телевидения люди, некогда бывшие мёртвыми во грехах, но родившиеся свыше в настоящем. Моя жизнь стала кардинально меняться. Я стал дышать и чувствовать себя совершенно иначе. Перемены проявлялись буквально во всём: в мыслях, поступках, мировоззрении... В те годы, а я говорю о конце 2011 и начале 2012 г.г., участок для пожизненно заключённых в Беларуси, ещё не посещали служители Евангельской Церкви. Всё общение было лишь в письмах. Мы молились о том, чтобы Господь усмотрел возможность посещения нас братьями, и Господь нас услышал! Вскоре нам выделили комнату для этих встреч, которую мы до сих пор посещаем. Слава Богу за всё!
     
В 2015 году у меня обнаружили туберкулёз (очаговое поражение верхней доли первого лёгкого) и я оказался на больничной койке одиночной камеры тюремной медчасти. С учётом всех моих заболеваний, процесс в лёгких развивался быстро.
     
После трёх месяцев интенсивного приёма противотуберкулёзной терапии и других лекарств, мой организм не выдерживал. Появился токсический гепатит. Печень отказывала. Меня отправили в Республиканскую больницу, где консилиум врачей принял решение полностью отменить мне лечение, дабы сохранить хоть на какое-то время печень. Другими словами, были вынуждены признать, что ничего уже сделать не могут. Мне осталось ждать...
     
С трудом передвигаясь по больничной камере, обессиленный, но не сломленный, я пользовался каждым вздохом, благодаря которому продлевалось моё общение с Богом. Справедливости ради стоит сказать, Господь ни на минуту не оставлял меня без Своей заботы. Он не только укреплял мой дух и веру, но и чудесным образом посылал мне людей, которые своими поступками говорили о Его безмерной любви. Всё, что я видел в тот момент, об этом я раньше  читал только в Библии.
     
Один мой брат во Христе, живущий за океаном и никогда меня не знавший лично, - мы общались с ним в письмах, - как милосердный самарянин из притчи Христа, заботился обо мне и перевязывал с первого до последнего дня мои раны. Такого отношения я не видел даже от тех, от кого в первую очередь ждал помощи! Я со слезами благодарил Бога за то, что хоть перед смертью дал мне почувствовать и знать настоящую радость и дружбу, которая не измеряется никакими деньгами. Парадокс заключается ещё и в том, что я не бросал «клич о помощи». Да и не привык я просить... Как-то стыдно. Помощь приходила таким образом, что иначе, как чудо – невозможно назвать. Да благословит Господь всех Вас, кто всегда стоит на страже Божиих заповедей и несёт этому миру свет!
     
В период болезни, я не мог встречаться с посещающими нас служителями Церкви и посещать молитвенную комнату. Но меня уже гложило не это. Готовясь к переходу в вечность, мои переживания были о другом: я не был крещён. Но о том, чтобы принять крещение по вере здесь, на участке ПЗ, и речи быть не могло. За всю историю существования в Беларуси этого вида наказания, да и вообще этой тюрьмы, подобных мероприятий никогда не проводилось. И не планировалось. В своих молитвах я говорил Богу: «Мне страшно, Господи, что я не принял Святого водного крещения, но Ты видишь моё сердце, видишь причины – в этом нет моей вины».
     
Ни через день, ни через неделю, и даже не через месяц ничего не изменилось. За исключением одного: течение болезни замедлило ход. Всё застыло. Ни хуже, ни лучше. Какая-то необъяснимая уверенность во мне, подсказывала, что на этом не может всё взять и закончиться. И действительно, в этом я уже не ошибся.
     
Велик Господь, который Один лишь врачует! Очередной рентгеновский снимок показал, что пятно на лёгких начинает уменьшаться! У меня появился аппетит, силы... Врачи были в шоке! Да и не только врачи. Через девять месяцев Господь полностью исцелил меня от туберкулёза, и я был выписан из больницы.
     
Впервые после продолжительной болезни, оказавшись без медицинской маски на лице в обществе здоровых людей, я приблизительно понял, какими глазами смотрели люди на Лазаря, которого Иисус воскресил из мёртвых. Было полное ощущение, что всё это происходит не со мной. И если бы мне кто-то это рассказывал, а не я сам был непосредственным участником этих событий, даже не знаю, поверил бы... Думаю вряд ли. Тем более с учётом того, что произошло дальше.
     
25 сентября 2016 года, в 9 часов утра, Господь явил в этих стенах Свою силу и славу, разрушив все препятствия, кривотолки и человеческие сомнения! Я получил то, о чём просил Господа в своём последнем желании, - я – первый в Беларуси пожизненно заключённый, для кого Господь усмотрел эту возможность Святого водного крещения! За всё Ему слава!
     
У всех нас разные пути, статусы, возможности. Мы не знаем, что нас ждёт завтра, и где мы окажемся. И вот для того, чтобы иметь надежду на лучшую будущность и уверенность в любой ситуации, нам нужен Господь! Поверьте, стоит только сделать шаг навстречу Богу, всё остальное, как любящий Отец, Он совершит Сам! (Иов 22:21).
     
«А Тому, Кто действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чём помышляем, Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века. Аминь» (Фесс. 3:20-21).  
Храни вас Господь!
Спаси
    Я знаю грех, его я видел,
Скажу вам больше – я в нём жил.
Сейчас его возненавидел,
Вчера ещё его любил...

Вчера хотелось «всё и сразу» -
Вот цель, вот средство, вот успех.
Теперь бы смыть всю ту проказу
Больной души, больной за грех.

Я у Христа прошу прощенья,
В молитве голос мой дрожит...
Как страшно мне от ощущенья,
Что мне в ответ Господь молчит.

А может поздно? Не успел я?
Дрожь гонит в жилах новый страх.
Но ведь разбойник за мгновенья
Преодолел весь этот мрак.

Но чем я лучше? Даже хуже! –
И сердце рвётся на куски....
Ты есть, Иисус? Прости мне Боже!
Не дай погибнуть от тоски!

Ведь без Тебя я умираю,
Как молью съедена душа.
К Тебе, Спаситель мой, взываю,
Спаси от пропасти меня!

А впереди только тьма непроглядная,
Из лабиринта мне выхода нет...
И надежда предательски жадная,
Пожирает в душе яркий свет.

Слёзы делят лицо на три части,
Я измотан, растерзан, убит...
Но я верю, что всё в Твоей власти,
Только Ты переплавишь гранит.

Жизнь свою я Тебе доверяю,
Ты не бросишь меня погибать...
Мой Господь! Я тепло ощущаю!
Ты пришёл и принёс благодать.

  И вот глаза свои открыл я, -
Всё те же стены, запах, потолок...
Но боли нет... Одни лишь крылья...
Я чувствую воды живой глоток!

Теперь греха я знаю цену,
И знаю я Твою любовь.
Ты всё простил, простил измену,
За всех пролита Божья кровь.

Я буду жить, как Ты мне скажешь,
И в прошлое моё закрыта дверь.
Ведь только Ты поймёшь и сгладишь
Любую боль и тяжесть от потерь.
  Денис Черников.
Адрес для общения 
Черников Денис Владимирович,
222163 г.Жодино,
тюрьма -8, камера -45,
ул. Советская, 22-А,
обл. Минская, Беларусь.
Материал для публикации любезно предоставлен Романович Михаилом
Вам понравилось сообщение? поделитесь с друзьями в соц.сети. Спасибо.
Вы хотите оставить комментарий, но не знаете, КАК? Очень просто!
- Нажмите на стрелку рядом с окошком Подпись комментария.
- Выберите Имя/URL (это лучше, чем анонимно)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой.
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели
- Нажмите Публикация
Спасибо вам!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваши комментарии вдохновляют. Спасибо.
Если хотите получить ответ на ваш комментарий, поставьте "галочку" возле "Оповещать"... и вам на почту придет ответ